Еженедельник «Аргументы и Факты» № 39 от 23.09.2015

Как российская столица отслеживает ситуацию с ценами на «социальные» лекарственные препараты? Помогают москвичи
Как по аптекам ходят «тайные контролёры» и много ли находят нарушений, рассказывает руководитель дирекции по координации деятельности медицинских организаций столичного Департамента здравоохранения Андрей Белостоцкий.

Нарушаете? Мы идём к вам!

Галина Шейкина, «АиФ»: Андрей Викторович, как проверяются столичные компании, торгующие лекарствами, которые входят в Перечень жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП)?

Покупая, проверяй. Кому жаловаться на высокие цены в аптеке?
Андрей Белостоцкий: Большая доля подобных препаратов закупается за счёт бюджетных средств, причём в колоссальных объёмах, поэтому производители поставляют их с хорошими скидками. И государство взяло на себя обязательство обеспечить ценовую доступность таких лекарств для населения. В Москве для этого создано специальное управление, мы планируем увеличить годовой план проверок в 10 раз. Но достоверно установить, имеется ли факт превышения цены, можно только при наличии доступа к полной базе данных, ведь препаратов в перечень входит чуть более 600, а зарегистрированных цен на них - свыше 18 000! Дело в том, что стоимость товара фиксируется при выдаче регистрационного удостоверения на него. А удостоверение, в свою очередь, оформляется не на препарат в целом (к примеру, «на парацетамол»), а на конкретную фасовку, форму выпуска, продукцию определённого производителя. Поэтому на одно наименование могут выдаваться десятки регистрационных удостоверений. У наших сотрудников доступ к полной базе данных есть. И именно поэтому результаты проводимых ими проверок являются действительно объективными.

- Разве аптеки не могут подготовиться к «ревизии», ведь надзорные органы обязаны предупреждать их о своём приходе?
- Есть плановые проверки, а есть другие способы контроля (например, систематическое наблюдение), при проведении которых мы не обязаны информировать руководство аптеки о своём визите. Посещая аптеку или аптечный пункт, наш сотрудник просто фиксирует цены на тот или иной препарат и сверяет его с реестром цен на ЖНВЛП, действующий на данный момент. Если выявляется нарушение, он сообщает о нём руководству дирекции, после чего оперативно решается вопрос о проведении внеплановой документарной или выездной проверки. Именно такой подход на сегодня является легитимным и по-настоящему эффективным способом предотвращения возможных нарушений в сфере ценообразования на лекарства. Надо сказать, что мы значительно расширили количество поводов для подобного контроля за счёт постоянного мониторинга интернет-пространства и социальных сетей.

Лжелекарства. Что выдаёт брак и подделку медикаментов?

- Кстати, об интернет-пространстве. Мониторят ли контролёры сайты онлайн-магазинов, специализирующихся на товарах «для здоровья»? Ведь они тоже торгуют наименованиями из перечня жизненно необходимых.
- Неважно, как происходят продажи - в обычной аптеке или через Интернет. Проверки и штрафные санкции будут применяться ко всем, кто нарушит закон.

- Такого бдительного надзора достаточно для того, чтобы москвичи спокойно покупали лекарства, не задумываясь о том, превышена на них цена или нет?
- Мне кажется, что эффективный контроль со стороны города - это далеко не всё. На мой взгляд, у любого человека должен быть доступ к необходимой информации о том или ином препарате. Не только в плане обоснованности его отпускной цены, но и о ценах в ближайших аптеках, наличии полноценных аналогов и так далее. Поэтому мы предлагаем установить в каждой аптеке своего рода инфоматы по лекарственным препаратам. Технически это вполне выполнимо, вопрос только в создании соответствующей информационной базы данных.

Опять в наличии нет!

- Часть москвичей, относящихся к льготным категориям, получает препараты бесплатно. И тут уже возникает вопрос не накрутки ценника, а наличия лекарств в киоске поликлиники...
- Поскольку в компетенцию нашей дирекции входит и контроль за наличием лекарств в аптечных пунктах при поликлиниках, ситуацию я знаю не понаслышке. И сразу уточню: «не получил лекарство сразу» или «не получил в установленные сроки» - это две большие разницы. Надо понимать, что обычный аптечный пункт просто физически не может вместить весь ассортимент товаров, закупаемых за счёт бюджета. Для каждого не предусмотрено отдельного склада, и в случае отсутствия лекарства «здесь и сейчас» оно просто запрашивается в установленном порядке на центральном складе. Срок обеспечения рецепта - до 10 дней.

Дело в финансах. Как происходит обеспечение населения льготными препаратами

Ежегодно в Москве выписывается более 12 миллионов льготных рецептов, то есть примерно по миллиону в месяц. Ситуация с обеспечением по ним лекарственными препаратами отслеживается в режиме онлайн и еженедельно мной докладывается руководителю Департамента здравоохранения. Возьмём для примера последнюю неделю августа. Рецептов с отложенным обеспечением по всей столице тогда числилось лишь 453, из них всего один превысил срок в 10 дней. Причём даже в этом единичном случае препарат был в наличии, просто его нужно было «перебросить» из одного округа в другой.

- Некоторые льготники недовольны не только тем, что за препаратами иногда требуется приходить в поликлинику отдель¬но, но и тем, что они не могут получать лекарства конкретных производителей.
- Действительно, москвичи порой требуют выписать им препарат, не входящий в перечень ЖНВЛП, либо не соглашаются на синонимическую или аналоговую замену. Причины разные - рекомендации другого врача, знакомых, привычка принимать конкретный препарат. Мне кажется, такие конфликтные ситуации можно предотвращать, если в каждой московской поликлинике будет дежурить квалифицированный фармаколог. Это не обязательно должна быть отдельная должность, специализацию может пройти терапевт или врач-педиатр. Задача фармаколога - грамотно и аргументированно объяснить пациенту, почему ему рекомендован тот или иной препарат, подобрать эффективную замену из перечня ЖНВЛП. А также он будет проверять, как сочетаются между собой все назначенные пациенту лекарства.